?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у tverdyi_znak в Как рязанские музейщики "берегли" Успенский собор


"Борцы с клерикализмом" очень любят трындеть, что "музейные экспонаты не должны принадлежать попам". В Рязани такие "защитники культуры и истории" демагогически заявляют, что "Успенский и колокольня это не только религиозные объекты, но и культурное достояние ВСЕГО города".
Ну что ж, давайте вспомним, КАК на самом деле господа музейщики во главе с тогдашней директрисой Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника Л.Максимовой "берегли и ухаживали" за культурным достоянием ВСЕГО города - Успенским собором Рязанского кремля.

И для того, чтобы наглядно представить это,  мы обратимся отнюдь не к церковным изданиям, а к самой что ни на есть советской газете "Труд":

Что там, за древними вратами?
В Рязани погибает уникальный архитектурный ансамбль


Одна моя хорошая знакомая преподает немецкий язык в школе и очень любит историю. Приобщает к ней ребятишек. Класс, где она руководителем, каждую неделю помогает реставраторам.
Как-то раз встречаемся мы, она рассказывает: «В прошлое воскресенье работали мы с ребятами в Успенском соборе, расчищали алтарь от строительного мусора. Входим внутрь, смотрим — а иконостас весь в лесах до самого потолка. Что с ним, интересно, спрашиваем у реставраторов — те плечами пожимают. Мы пошли в историко-архитектурный музей, поинтересовались, но там тоже ни¬чего не ответили. Ребятишки говорят: «Это, наверное, военная тайна».

Заинтригованный, я пришел на вал древнего Рязанского кремля. Успенский собор в этот раз был закрыт. Многочисленные желающие тщетно приникали глазом к створу дверей, пытаясь узнать, что же сокрыто в тишине. Действительно, что же там, за древними вратами?

Когда подошли художники-реставраторы и открыли наконец массивную, кованную железом дверь Успенского собора, нам представилась картина, от которой кошки заскребли по сердцу. Под ногами хлюпала вода. В воздухе витал застоялый запах нежилого, давно не проветриваемого помещения. Доски строительных лесов гнили, покрываясь черно-зелеными разводами. Но самое страшное ожидало нас у иконостаса, куда мы пробрались через частокол бревен и досок. Весь его нижний ряд — восемь икон врат — был поражен плесенью. Нежный лик Богоматери затянуло белой коростой.

В самом начале бурного петровского века крепостной архитектор Яков Бухвостов возвел на крутом берегу реки Трубеж Успенский собор, увенчав его пятью главами. Собор получился громадным. Больше Василия Блаженного и даже известной церкви Вознесения в Коломенском. Деревянный его иконостас шириной более 20 метров, с ажурной, словно светящейся изнутри резьбой поражал красотой, формой и размерами. Больше рязанского был только знаменитый резной иконостас Софийского собора в Новгороде, но его сожгли фашисты во время войны.

Шли годы. Иконы подновлялись, частично переписывались. Уже в наши дни художник-реставратор Георгий Брагин проделал труднейшую и кропотливейшую работу по восстановлению красочного слоя в местах его утрат.

Лет пять назад Успенский со¬бор в последний раз принял посетителей — экспонировались картины местных художников. Чуть раньше тихо и незаметно прекратил свое существование находившийся здесь планетарий. На дверях надолго повисли замки, началась подготовка к реставрации.

Вскоре рабочие из Рязанской специальной научно-реставрационной мастерской поставили леса для обследования росписи прошлого столетия на потолке. Но дело безнадежно затянулось: специалисты в Рязань все не ехали, а леса все стояли. Как выяснилось, именно леса и оказались губительными для древней росписи.

Беда в том, что построили их из сырого леса! Со временем влажные доски и бревна медленно, но верно начали свои разрушительную работу. Нарушилась циркуляция воздуха в соборе. Добавили неприятностей закрытые окна и двери, да еще сильный приток влаги из подклетья, где реставраторы привыкли хранить цемент, краску и другие материалы, отнюдь не способствующие сохранности памятника. Леса из такой же сырой древесины, поставленные затем в алтарной части, совсем рядом с иконостасом, только ухудшили положение.
Произведение талантливых русских мастеров стало задыхаться и чахнуть.
Приехала комиссия из «Союзреставрации». Предписала срочно убрать леса, повесить сетки на окнах, произвести биологическую и культурную ценность...

Комиссия уехала с чувством исполненного долга, а тревожные акты надолго осели в ящике письменного стола директора Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника Л. Максимовой. Новая комиссия, собравшаяся еще через год, обнаружила, что ничего из предписаний не выполнено. Только тогда строители-реставраторы с завидной оперативностью проделали все положенные работы. Разобрали леса в алтаре, побелили потолок и стены, остеклили разбитые окна, повесили на них панцирную сетку. Но, похоже, запоздали. Теперь уже и неспециалист мог увидеть, что живопись разрушена: мелкие белые точки, как сыпь, покрывали красочный слой...

Срочно пригласили художников-реставраторов. И тут выяснилось поистине невероятное. Когда потребовалась документация по иконостасу, оказалось что уникальная ценности нигде не значится. Ни в каких инвентарных книгах. Иконостаса как бы не существовало в природе...

Фондовая комиссия музея в авральном порядке постановила: «Принять на хранение 113 икон конца XVII и начала XVIII века из Успенского собора как историческую и художественную ценность». Вот так — для этого, как видите, нужно было почти безнадежно загубить огромную художественно-историческую и культурную ценность...

То, что произошло с Успенским собором, не частный случай. И. Ильенко, один из ведущих архитекторов-реставраторов, сказала в недавнем разговоре со мной: «Плохо в Рязани относятся к памятникам зодчества. Нет культуры ухода за зданиями. Нет людей, которые постоянно бы следили за их состоянием. На словах все вроде бы «за», а на деле...»

Памятники истории и культуры на древней рязанской земле преданы забвению, дряхлеют и ветшают на глазах, потихоньку рассыпаясь в прах. Порча иконостаса, отнесенного специалистами к четвертой категории (самой высокой по государственной классификации), только подвела черту под общей безрадостной картиной, порожденной, прямо скажем, удивительным невежеством и равнодушием товарищей из музея, из управления культуры облисполкома.

Странно, нелепо, но факт: люди, призванные по долгу службы беречь и сохранять, на деле способствовали разрушению. «Все, конечно, виновны»,— со вздохом говорит теперь Л. Максимова, имея, наверное, в виду те многочисленные комиссии, которые лишь фиксировали и, ничего не сделав, уезжали. Весьма удобная позиция. Во вселенской вине словно растворяется и собственная вина директора музея-заповедника.

К счастью, некоторые иконы удалось спасти. Но реставратор Г. Брагин с горечью говорит:
— Работа над ними завершена, однако везти их в Рязань мы просто боимся. Загубят так же, как фрески в Пощупове той же Рязанской области. Мы их очистили от слоя копоти и вернули первородный авторский цвет. А что было потом?..

Потом настенные фрески Богословского монастыря, относящиеся к XVII столетию, загубили самым простейшим способом. Древнюю обитель, куда отправили фрески, памятник республиканского значения, отдали под милицейские склады. Фрески осыпались, превратились в горстку известковой пыли. Погибла для будущих поколений еще одна уникальная ценность...

Вполне вероятно, та же участь постигнет иконостас Успенского собора. Ведь решительных мер к его спасению никто в Рязани не принимает. Работники музея громоздят различные причины: то не закончен ремонт кровли, то что-то еще. А меж тем работает, и то не каждый день, всего один кровельщик. Да еще школьники-энтузиасты. А им говорят одно: следует дождаться-де комиссии из Министерства культуры РСФСР (которая, кстати, «едет» уже второй год).

Но время-то не ждет. Вот уже и на стены, на потолок перекинулась плесень, выбрасывая свои ядовитые споры. Есть опасность, что в бревнах, из которых сделан каркас иконостаса, завелся беспощадный и ничем неистребимый грибок.

Слушая все уклончивые объяснения, порожденные равнодушием, как не вспомнить истовую работу наших предков. Они поднимали соборные стены и украшали их красотой, никого не дожидаясь, ни на чью милость не уповая.

Так что же сказать сегодня моей знакомой учительнице и её ученикам, бескорыстно помогающим реставраторам? Что сказать тысячам рязанцев, которым небезразлична судьба родного города, готовящегося встретить свое 900-летие?..
Валерий ЯКОВЛЕВ.
РЯЗАНЬ.


Источник:
Яковлев В.  Что там, за древними вратами? // Труд. - 1988. - 16 окт.

Как думаете, сняли гражданку Максимову за такое безобразие с должности? Как бы не так... Она и после этого продолжала беззастенчиво восседать в кресле директора!

Времена менялись. В 1993 году музеем был заключен договор с Рязанской епархией о совместном использовании Соборной Колокольни, а также договор о совместном использовании Успенского собора, что позволило возобновить здесь богослужения.
"Совместное использование" со стороны музейных работников заключалось в том, что они взимали плату с верующих за вход в храм.

Наконец в 2007 году уволили директора Рязанского музея Людмилу Максимову.

После этого святыни Рязанского кремля - Христорождественский собор, Спасо-Преображенский собор, Богоявленская церковь, Соборная колокольня, а также многострадальный Успенский собор - были изъяты из оперативного управления музея и переданы в пользование Рязанской епархии.

К сожалению, разнузданная кампания лжи и клеветы, развязанная "защитниками истории и культуры", продолжается до сих пор. Идут злобные нападки на Рязанскую епархию, лживо утверждается, что якобы "музей выгоняют на улицу, уничтожают".

И старательно "забывают", как на самом деле рязанские музейщики "берегли" культурное историческое наследие, варварски отнеслись к иконостасу Успенского собора Рязанского кремля.




promo ycnokoutellb december 12, 2012 09:19 381
Buy for 50 tokens
Конституция РФ - это высший нормативный правовой акт Российской Федерации, который призван установить царство закона в обществе. Однако в умелых руках хитрых толкователей, она превращается в дубину для расправы с неугодными. Так одним из самых распространенных аргументов в полемике между верующими…

Comments

( 11 успокоились — успокоиться )
buhator
Sep. 8th, 2011 11:54 am (UTC)
Надеюсь, все обратили внимание на год публикации - 1988. Кто не помнит, это середина Перестройки. В госструктурах начинается неразбериха, отток кадров из учереждений в "бизнес"(сиречь кооперативный бум), экономический спад, нарастает повальный товарный дефицит, и все остальные "прелести" того периода. Я прекрасно помню то время и этой статье не удивляюсь ни в какой мере.
enjinrer
Sep. 8th, 2011 02:51 pm (UTC)
Как следует из статьи, горе-реставрация началась не в 1988, а в 1983, когда никакой перестройкой и не пахло.
buhator
Sep. 8th, 2011 03:01 pm (UTC)
Закрыли музей за пять лет до этого случая. Леса(основная причина порчи) поставили позже.
enjinrer
Sep. 8th, 2011 03:05 pm (UTC)
Леса появились вскоре после закрытия (1983):
"Вскоре рабочие из Рязанской специальной научно-реставрационной мастерской поставили леса".

К 1988 всё уже было испорченно.
sharov43
Sep. 8th, 2011 09:22 pm (UTC)
Описанное Вами было в 1990-1991 году. 1988 год был вполне советским.
buhator
Sep. 9th, 2011 06:19 am (UTC)
В 90-91 годах усугубился дефицит, сильно повысились цены (кажется именно в эти годы меняли 50 и 100 рублей на новые), но кооперативная движуха и дефицит начались еще в 87-м. Не выжил же я еще из ума от старости.
partizan_1812
Sep. 8th, 2011 01:34 pm (UTC)
То же самое происходило и с другими памятниками. Мне, например, знаком Коломенский кремль (а в юные годы видел и Астраханский). Состояние его еще до всяких перестроек было плачевным. Да и не он один. Потому только и стали передавать церкви в пользование, что сохранять не было ни сил, ни желания, а после 91 года это стало кагбэ стыдно.
buhator
Sep. 8th, 2011 02:47 pm (UTC)
Ну, наверное не только поэтому, но решение было безусловно правильным. Не можешь больше сам - дай другому, кто сможет.
partizan_1812
Sep. 8th, 2011 03:39 pm (UTC)
Именно так. (Хотя, я, конечно, вижу и другие причины.)
buhator
Sep. 9th, 2011 06:10 am (UTC)
Разумеется есть и еще одна. Передав памятник храмовой архитектуры Церкви, по крайней мере можно быть уверенным, что его не перестроят, не сделают там магазин по продаже автомобилей, т.е. памятником архитектуры он и останется, плюс будет выполнять свою первоначальную функцию.
partizan_1812
Sep. 9th, 2011 01:09 pm (UTC)
Совершенно верно.
( 11 успокоились — успокоиться )

Чоткие сайты - пропиарь их!

Тэги, тысячи их!

Мои последние записи например

Текущий месяц

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com