ycnokoutellb (ycnokoutellb) wrote,
ycnokoutellb
ycnokoutellb

Проф-атеист о позиции РПЦ во время ВОВ

В преддверии Дня Победы в блогосфере ожидаются тяжелые бои между атеистами и православными с применением всех видов полемического оружия, в том числе самых мощных - надписи на пряжках ремней немецких солдат и обменом поздравительных телеграмм между Гитлером и Сталиным.
В этой связи хотел бы дать думающим головам с обеих сторон пищу для размышлений. В главный юбилей Крещения Руси атеисты сделали ход конем и выпустили критическую книгу в адрес Церкви, "содержащую критический анализ основных аспектов идеологии и практики современного русского православия в канун его тысячелетия.". Целью книги была попытка показать "несостоятельность попыток богословов представить современное русское православие положительным фактором социального прогресса, хранителем культурных традиций".
На фоне такой агрессивной аннотации очень интересно выглядит глава посвященная позиции РПЦ во время войны. Естественно автор пытается выставить своих белыми и пушистыми, но тем не менее...Читаем:



"Подавляющее большинство советских людей, воспитанных партией в духе непоколебимой преданности своему социалистическому Отечеству, не спасовали перед горем, которое принесла нам война, не усомнились в своей способности собственными силами одолеть жестокого и коварного врага; беда не сломила их, а закалила; страданиям они противопоставили силу своего духа и не изменили атеистическим убеждениям. Однако некоторая часть советских граждан {главным образом тех, кто лишь недавно порвал с церковью и еще не преодолел остатков религиозности, а следовательно, не утвердился на атеистических рубежах) дрогнула перед лавиной горя, бед и лишений, порожденных войной, и снова вернулась в церковную ограду, ища там если не спасения, то хотя бы утешения. Стали воссоздаваться давно распавшиеся приходы, возобновляли свою деятельность храмы, ранее закрывшиеся за ненадобностью, возрождались некоторые монастыри.
Особенно заметно усилилась религиозно-церковная активность приверженцев русского православия (равно как и других религий) на оккупированной врагом территории, где горе и страдания достигли высшей точки, провоцируя у слабых и растерявшихся людей потребность в иллюзорном восполнении, даваемом религией. Да и фашистские оккупационные власти содействовали оживлению церковной деятельности, полагая, что обращение к религии отвлечет какую-то часть населения от активного сопротивления захватчикам, от участия в партизанской борьбе с врагом.
Что же касается поведения епископата и духовенства Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны, то оно было далеко не однозначным.
Некоторые архиереи и священнослужители, оказавшись на временно оккупированной врагом территории, пошли в услужение к гитлеровцам и тем самым встали на путь предательства, измены своему Отечеству, на преданность которому ориентировала их декларация митрополита Сергия (Старогородского). Были предприняты попытки возродить самостоятельность Украинской и Белорусской православных церквей, Балтийского экзархата, создать профашистские церковные организации и объединения. Другие служители культа отказывались от сотрудничества с оккупантами и занимались чисто церковной деятельностью. Были среди них и такие, кто участвовал в движении Сопротивления врагу, сотрудничал с партизанами. Таким образом, принципиальные различия в их поведении на занятой врагом территории были вызваны не религиозными мотивами, а чисто гражданскими.

Епископат и клир, находившиеся на свободной от оккупантов советской территории, были более единодушны в своем отношении к гитлеровским захватчикам. Они поддержали патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, который в первый же день развязанной гитлеровцами войны обратился к верующим с призывом встать на защиту Родины и выразил уверенность в победе советского народа над вероломным врагом. Таких посланий, проникнутых высоким патриотическим духом, митрополит Сергий выпустил более двадцати.
Руководствуясь гражданскими чувствами, иерархи, священнослужители и миряне Русской православной церкви не ограничивались молебнами о даровании победы Красной Армии, а непосредственно участвовали в оказании материальной помощи фронту и тылу. Как и другие граждане нашей страны, они вносили в Фонд обороны деньги, золотые и серебряные вещи, облигации государственных займов и т. и. В церковных приходах был проведен сбор средств на танковую колонну имени Дмитрия Донского и эскадрилью боевых самолетов имени Александра Невского.
Все это свидетельствовало о том, что большинство иерархов и клириков Русской православной церкви действительно стали считать страну победившего социализма своим Отечеством, гражданской Родиной и близко к сердцу принимать, как провозглашала одобренная декларация патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, ее радости и горести, успехи и неудачи. Патриотизм православного епископата, духовенства и рядовых мирян в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов был выражением зрелости их гражданских чувств. Но религиозным сознанием он воспринимался как результат добросовестного выполнения церковного долга, как одно из доказательств их преданности православию. Это возвращало русскому православию симпатии тех советских граждан, которые ушли из церкви в тот момент, когда она стояла на контрреволюционных, антисоветских позициях, поднимало престиж церковного руководства в глазах верующих и колеблющихся и давало возможность официальным инстанциям Московской патриархии принять меры к упрочению позиций церкви в стране, охваченной войной.
В руководящих кругах Русской православной церк¬ви созрело намерение укрепить все звенья Московской патриархии и восстановить церковные структуры, разрушившиеся в годы конфронтации обновленцев и староцерковников, чтобы тем самым довести до логического завершения процесс реорганизации, начатый в свое время митрополитом Сергием. Поскольку к тому времени все антисергиевские группировки практически изжили себя и не могли создать реальных помех, у сторонников патриаршего местоблюстителя не было больше препятствий для окончательной консолидации церковных сил, и они приступили к делу,
8 сентября 1943 года в Москве состоялся собор епископов Русской православной церкви, в котором приняли участие 19 архиереев Московской патриархии. Был заслушан доклад митрополита Сергия о патриотической работе церкви в годы Великой Отечественной войны, а затем состоялось избрание патриарха. На эту должность был выдвинут и единогласно избран Сергий (Старогородский), ставший двенадцатым со времени восстановления патриаршества в Русской православной церкви патриархом Московским и всея Руси.
Новоизбранный патриарх Сергий обратился к христианам всего мира с призывом «дружно, братски, крепко и мощно объединиться во имя Христа для окончательной победы над общим врагом в мировой борьбе за попранные Гитлером идеалы христианства, за свободу христианских церквей, за свободу, счастье и культуру всего человечества». Собор с церковных позиций осудил предателей Родины, сотрудничавших с гитлеровцами. «Всякий, — говорилось в соборном постановлении, — виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник креста господня, да числится отлученным, а епископ или клирик — лишенным сана» (Цит. по: Патриарх Сергий и его духовное наследство. Изд. Московской патриархии, 1947, с. 45). "


Источник: Н. С. Гордиенко. Современное русское православие Издательство: ЛЕНИЗДАТ, 1988 г

Tags: РПЦ, аргументы атеистов, история
Subscribe
promo ycnokoutellb december 12, 2012 09:19 381
Buy for 50 tokens
Конституция РФ - это высший нормативный правовой акт Российской Федерации, который призван установить царство закона в обществе. Однако в умелых руках хитрых толкователей, она превращается в дубину для расправы с неугодными. Так одним из самых распространенных аргументов в полемике между верующими…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments