March 24th, 2016

Бэби каратэ




БЭБИ КАРАТЕ
Райнер Ниссен, размахнувшись, ударил свою восьмилетнюю дочь Сюзи в подлых. Девочка легко ушла от удара и, выбросив вперед руку, коснулась кулака отца. «Считайте, что я без руки! — гордо сказал Ниссен западногерманским корреспондентам. — Жизнь сейчас такая опасная, что карате никому не помешает. Она скажет своему парню: «Не трусь, милый! Всего каких-нибудь двадцать хулиганов. Со мной они тебя не тронут». Она будет знаменита, а значит, ей не придется думать о хлебе насущном!» Сюзи в это время колола ладошкой деревянные бруски и складывала из них пирамидку. А вечером она посмотрит детские мультики http://multiki-pro.com/pro-mashinki-dlya-detej-ot-2-x-let.html
promo ycnokoutellb december 12, 2012 09:19 381
Buy for 50 tokens
Конституция РФ - это высший нормативный правовой акт Российской Федерации, который призван установить царство закона в обществе. Однако в умелых руках хитрых толкователей, она превращается в дубину для расправы с неугодными. Так одним из самых распространенных аргументов в полемике между верующими…

Письмо в редакцию: О жизни советских женщина эпохи Перестройки

Семья и школа N3-1988


РАДИ ДОМА И ДЕТЕЙ
Буря чувств и мыслей захлестывает, и, кажется, не хватит и тысячи листов бумаги, чтобы описать все терзания, через которые прошла, чтобы пристать к единственному и неповторимому острову *Мой дом». Нет, не родительский, где всегда тебя поддержат. А свой, который начинаешь строить, получив сначала отдельную комнату, потом собственную квартиру.
Муж, двое детей, выросшие из пеленок и боди для новорожденных, и возраст немного за тридцать. Впереди — минимум еще столько же, То, что мне положено природой, все вовремя, все в срок. О чем, кажется, писать, чем мучиться?
Успокоилась, что выбор правилен и иной судьбы, пока дети нуждаются во мне, искать не стоит. Но вдруг — бессонница. Глаза и голоса тех, кто верил в меня, кто прочил будущее за пределами дома, кто говорил: «Кому много дано, с того много и спросится». Кем спросится? Обществом? Или собственной совестью?
Collapse )
Живем мы не душа в душу. Я вообще не верю, что так можно.
Новый дом рождается от столкновения двух старых. В моем доме, откуда я пришла, авторитет отца был превыше всего. А у мужа наоборот. Отца всячески принижали.
Закончила и факультет журналистики. Работаю диктором на фабричном радио. Веду просветительскую работу и, как
выразилась моя знакомая, занимаюсь тем, что люди могут себе позволить только в свободное время. С голоду не умираю, голая не хожу, а материальным ценностям, даже в девичестве, особого значения не придавала. Серьги, кольца, престижная одежда, дефицитные сапоги, туфли и прочее не прельщали, хотя красиво и модно быть одетой, согласитесь, приятно. Но это стоит только раз себе позволить, потом трудно избегать соблазна даже под страхом огромного долга (денежного, имею в виду). У нас с мужем есть все необходимое. У Олега моего характер не мед, но зато руки золотые. Все делает сам и раздраженно пожимает плечами, когда я говорю, что надо бы сантехника пригласить: «А я что? Сам не смогу?*
За годы совместной жизни я научилась сдерживать себя, когда на его крик хотелось ответить всплеском эмоций. Вначале останавливала боязнь разбудить детей, когда они спали, а потом, ощутив однажды радость победы над бушующей в груди злостью и на собственном опыте убедившись, что лаской добиваешься большего, стала гасить зарождающееся пламя ссоры при первых же искрах.
Сейчас много говорят и пишут о равноправии в семейных отношениях. На мой взгляд, главой все-таки должен быть мужчина, независимо от того, умнее он или глупее своей жены, больше или меньше получает денег. Я знаю не одну семью, где главенствует женщина. Мужчина в таком доме вызывает жалость. Его, как брошенного котенка, хочется погладить.
Женщина издревле — хранительница очага. А нынешний очаг — это микроклимат семьи. Я вспоминаю себя 'маленькую: когда уезжала мама, дома становилось холодно и неуютно, хотя батареи центрального отопления грели по-прежнему, и отец был внимателен и заботлив; мы с братом были сыты и обуты-одеты. Это при всем при том, что мама моя, как она сама говорила, была неласковой, недополучив в свое время родительского тепла.
Может быть, оттого, что ярки детские ощущения, я всегда тороплюсь домой, чтобы вовремя уложить детей спать, расспросить одного о делах в школе, другую о новостях в садике, вкусно накормить мужа, помня, что дорога к его сердцу лежит через желудок. Люблю смотреть, как он ест, не копаясь и не морщась. Тогда в моей душе умиротворение и покой, и я с наслаждением думаю, что трем людям около меня хорошо. Разве не счастье это? Чего еще желать в жизни?
Но порой просыпается былое. Юношеское. Когда я чувствовала в себе «силы необыкновенные» и мне верилось, что пришла в этот мир, чтобы отстаивать, бороться, а если потребуется, то и умереть. За идею...
Иногда кажется, что спутана по рукам и ногам невидимыми веревками, что задыхаюсь оттого, что все что-то надо. В какофонии звуков нынешнего времени я не нашла своего места или меня кто-то сбросил, столкнул, а я сдалась, не сопротивляясь.
Да, я сдалась. Это было в первый год работы после окончания университета. Распределение — чего лучше желать? — комитет по телевидению и радиовещанию. Детская редакция. На практике не раз была. Две работы как лучшие отмечались. И вдруг — что ни передача, все плохо. Горечь обиды и осознание собственной бездарности... Жгуче завидовала даже дворнику: он хоть знает, для чего делает свое дело. Сколько слез приняла моя подушка! А надо было не плакать. Надо было сжать зубы, стиснуть кулаки и работать. Доказать, что не зря учили меня и верили в меня.
Но... ушла я там же в библиотеку. Однажды зашла в прежний кабинет, где моя знакомая очередную передачу главному редактору сдавала, и слышу, как она вокруг «шефи-
ни» воркует: «Ой, а я ведь точно так же, как вы, думала, только слов подходящих как-то сразу не нашла. Вычеркивайте. Я согласна». Вот как надо! А я-то, дура, каждую свою фразу со слезами в голосе отстаивала, не соглашалась, не поддакивала.
Потом знакомая ко мне прибежала: «Ты знаешь, она старая. Ее не переубедить. Стереотип мышления. Пусть будет, как ей хочется. Плетью обуха не перешибешь...»
Замуж вышла. Обстоятельства сложились так, что, не имея иной возможности устроить ребенка в детский сад, подписала договор, в котором обязалась отработать два года воспитателем, после чего мой Алешка будет оставлен там до самой школы. В любой работе можно найти радость и удовлетворение. Нашла ее и я в работе воспитателя.
Мне и сегодняшняя моя работа нравится. Но не покидает меня чувство, что живу не в полную силу. Я знаю, что можно в наше время, когда вся страна в лесах перестройки, найти себя в общественной работе. Вот тут-то передо мной и встает большое «но», через которое просто так не перепрыгнуть.
Общественные дела — это после работы. А как же мой дом? Как мои дети? Мой муж? Сколько их, брошенных и забытых, но зато мама на виду. И я добровольно приношу жертву своему дому во имя его спокойствия. Может быть, и не нужна им эта жертва. Может статься, когда-нибудь и упрекнут они меня за никчемность ее. А если мои амбиции — выдумка? Сяду уж на один стул. Где дети. В чем-в чем, а уж в них-то что вложишь, то и получишь.
Кто-то может сказать, что есть люди, которые гармонично сочетают и то, и другое. Не спорю. Есть. Но я себя делить на гармоничные частички не умею. Не знаю как.
Г. БАЙБОРОДИНА г. Иркутск