March 20th, 2010

Зло - одно из противоречий атеизма

Мой уважаемый знакомый lenalexp назвал религии злом. На мою логичную просьбу дать более полное определение последовал такой вот ответ:


С моей точки зрения наиболее честен Докинз:
ДОКИНЗ: Для меня не имеет значения даже вопрос, который вы задаете. Добро и зло - я не верю в существование того, что некоторые называют добром или злом. Я думаю, что, бывает, хорошие вещи, случаются, а, бывает, и плохие вещи случаются.


Действительно, расширяющейся вселенной глубоко все равно что происходит на крошечной планете одной из миллионов галактик: строят Диснейленд или кидаются ядерными боеголовками. Остаются только личные восприятия людей, а поскольку люди разные, то понятия зла у всех разные. И потому определение религий, или христианства только как зла - это личный вывих сознания богоборцев. Причем они противоречат сами себе даже в рамках своего понимания зла. Если объявлять злом все что, например, было связано с человеческими страданиями, то придется объявлять злом все подряд, в том числе и такие дорогие сердцу атеистов вещи как наука и государство.
Я уж не говорю про то, что меняются общества (например общество времен охоты на ведьм вполне себе поддерживало эту охоту), да и само общество неоднородно, и, в конце концов, сомнительно мне что нынешнее общество считает религии злом.
Атеизм противоречив в своих бессмысленностях...

- А кто с голоду умрет, а кто обидит и обесчестит девочку - это хорошо?
- Хорошо. И кто размозжит голову за ребенка, и то хорошо; и кто не
размозжит, и то хорошо. Все хорошо, все. Всем тем хорошо, кто знает, что все
хорошо. Если б они знали, что им хорошо, то им было бы хорошо, но пока они
не знают, что им хорошо, то им будет нехорошо. Вот вся мысль, вся, больше
нет никакой!

"Бесы" Ф.М. Достоевский
promo ycnokoutellb december 12, 2012 09:19 381
Buy for 50 tokens
Конституция РФ - это высший нормативный правовой акт Российской Федерации, который призван установить царство закона в обществе. Однако в умелых руках хитрых толкователей, она превращается в дубину для расправы с неугодными. Так одним из самых распространенных аргументов в полемике между верующими…

Православный ответ "Авдеевщине".

АВТОР: И. Киреев



"Термин "новые религии" был введен в употребление японскими журналистами еще в двадцатые годы нашего столетия, что в немалой степени указывает на светский, универсальный характер данного явления." Именно с такой фразы начинается языческий эпос автора Авдеева "Преодоление христианства". Остается не понятным ни сейчас, ни после ознакомления со всей работой автора, почему изречения журналистов, да еще и японских, со своей богатой, но несколько иной культурой даже для европейского сознания, становится у Авдеева показателем светскости самой религии, которую оказывается можно менять как перчатки раз в сезон - со старых "на новую"? Вне сомнения, что богатый опыт, накопленный религиозным сознанием, не может пройти незамеченным ни для кого, как бы люди не стремились это опыт забыть или найти ему более утилитарное применение. Причиной того, что сегодня религия является для многих интересной областью, возможной для изучения и исследования, объясняется несколькими факторами: главные из них - это то, что общество пришло сегодня на тот уровень понимания событий в мире, который требует духовного переосмысления (как бы это каждый по своему не понимал), что поворачивает взор неизбежно несколько в обратную сторону - назад, к истокам. Другая причина в том, что те светские науки - психология, социология, хоть и стоят на научных рельсах, но весьма шатко и неуверенно, что и приводит их к поискам новых альтернатив взгляда на общество и самого человека. Если в России на сегодняшний момент такое желание переосмыслить накопленный опыт - удачный и неудачный - выражается в названии "национальная идея", то европейская мысль, поблуждав по лабиринтам человеческих страстей, решила обратить внимание на то, что когда-то сама выкинула.
Не совсем ясна логика мышления автора, которая не единожды при чтении ставила в тупик, поскольку его восприятие догматов веры как договоренность людей соблюдать те или иные обряды и традиции вкорне не верны. Догмат, прежде всего, призывает человека к духовному взрослению, которое способствует восприятию самой глубины догматической истины. Думающему человеку невозможно на что-то соглашаться, не понимая с чем собственно это соглашение. Это, конечно, прежде всего, касается христианской веры. Но когда массовая атака иных религиозных культур на сознание человека переваливает некую границу "дозволенного", т.е. когда уже кажется, что всё едино, всё одно и тоже, но под разной упаковкой, неизбежно в сознании возникает вопрос об истине. Где она, в какой религии содержится именно сама истина, а не предположения или намеки на нее?
Но в отличие от наук (той же психологии, к примеру) знакомство современного человека в городских условиях с культурами различных верований происходит по Авдееву не иначе как через телевизионные экраны. И в связи с этим не совсем понятно, почему это горожанин у автора вдруг становится бессознательным? Получается, что деревенский житель, более глубоко и осознанно смотрит на мир, своим пусть деревенским, но не замусоренным рекламными щитами, вывесками и иными СМИ сознанием? Не переусердствовал ли автор, определив городского жителя к безликой и однородной массе, поглощающей всё, что ни попадется ей под "руки"? Хотя где у массы руки, ноги, мозг? Это подобно пластичной массе, из которой некто будет лепить разумное или полуразумное существо на свое усмотрение. "Мир изменился" - пишет Авдеев. Да это и не новость, и ни для кого не открытие. Мир всегда менялся и в этом принцип движения. Но автор, определяющий сознание жителей мегаполисов не выше стадного, исходя из своей же логики, поспешил уверить других в том, что "старые" каноны и заповеди не могут вместиться в динамичное разнообразие нашей действительности. Кто это будет определять, раз мы живем как однородная масса, бессознательно впитывая всё своим стадным сознанием? И что значит "вместиться"? "Мир изменился. Это уже понятно всем, и изменился настолько, что старые каноны и заповеди не могут вместить всего динамического разнообразия нашей стремительной действительности."
Как собирается вмещать вообще, что-либо в себя современное сознание человека, которое, по словам Авдеева не может осознать весь каледоскоп культур и религий? Сознание (особенно городское) по Авдееву - это что-то немощное, полунеандертальское, способное уследить за картинками рекламных роликов и на время увлечься показом мод, но совершенно инертное к улавливанию интеллектуальных различий культур и "видов" религиозного сознания.
Не совсем также ясна логика автора, утверждающего, что духовно-нравственный аспект религии нужно искать, глядя в "голубые" экраны наших "Сименсов" и "Панасоников". Знакомство с культурой какой либо страны или народа требует как минимум движения от дивана и пульта, а уж точно не к ним. Приведенные примеры достижений НТП, скорости, с которыми человек может пересечь экватор, постичь своими собственными глазами иные культуры, духовное наследие невиданных до сели стран, - "за считанные часы... преодолеть гигантские расстояния, сталкиваясь в течение одного дня с разнообразными культурами" - опять приводят автора к видению сознания современного человека как чего-то аморфного, лишенного воли и динамики, не могущего оторваться от ТВ. Куда это богатство постижения культур на личном опыте у автора вдруг подевалось, а осталось лишь тупое переключение каналов, где так и жаждут новоявленные миссионеры, вдолбить в голову городскому сознанию благо своей проповеди? Неужели именно так понимает автор духовность, которая на его взгляд так легко, а по сути убого, постигается и понимается ее истина? Невольно задаешься вопросом - а какой уровень аудитории видит перед собой автор, к которой он обращается, для какой публики вещает Авдеев? И не торопится ли он отправить современное сознание городского жителя в эпоху каменного века?
Полностью статья здесь